Приветствую Вас Гость!
Суббота, 18.11.2017, 16:56
Главная | Регистрация | Вход | RSS
Новая страница 4

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Февраль 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728

Архив записей

Главная » 2009 » Февраль » 21 » Бог отвернулся от православия. В России появился новый феномен – неверующие православные
Бог отвернулся от православия. В России появился новый феномен – неверующие православные
10:04


Апостол Фома отличался в вере особой требовательностью и отказывался верить в Воскресение Христа со слов очевидцев-апостолов: когда Господь воскрес и явился апостолам, рядом Фомы не было

В России появился новый феномен – неверующие православные… Об этом и о многом другом рассказывает известный религиовед, руководитель учебно-научного центра изучения религий РГГУ Николай ШАБУРОВ.


- Николай Витальевич, мир наш меняется очень стремительно, буквально на глазах – новые технологии порождают новые возможности, новые отношения между людьми новую мораль. То, что вчера считалось ненормативным - например, брак между однополыми партнерами, эвтаназия и так далее - сегодня в развитых странах становится вполне нормативным просто в силу возрастающих гуманности и толерантности цивилизованного общества. Но, как известно, церковь – один из самых ригидных механизмов социального организма, и особенно это касается православия… Не приведет ли прогресс к тому, что религии просто отомрут в мире будущего?

- Глобальная тенденция действительно такова - ослабление роли традиционных религий. Наиболее комфортно христианство чувствовало себя в Средневековье. Затем началось Возрождение, произошли научная, промышленная революция. Но западное христианство сумело к этому приспособилось. Обычно, как самую адекватную времени конфессию приводят в пример протестантизм. Протестантизм способствовал развитию капиталистических отношений, гражданского общества, демократического государства".Но и католичество тоже не стояло на месте - в результате Контрреформации, а фактически католической реформы, оно неплохо вписалось в новое время. Причем, обновления проходили там буквально до последнего времени - в 1960-е годы состоялся Второй Ватиканский собор с очередными новациями.

- Какими?

- Произошло изменение тех вещей, которые не относились к ядру вероучения, но традиционно связывались с католичеством. Была провозглашена поддержка экуменизма, произведена демократизация церковной жизни, проведена литургическая реформа - переход с латинского языка богослужения на национальные языки. Наконец, католическая церковь приняла ценности гражданского общества - демократию, веротерпимость, свободу совести... которые еще в 19 веке полностью отрицала.

Однако, изменения, происходящие в мире, столь быстры, что традиционные религии, неповоротливые как большие корабли, за ними все же не поспевают. Поэтому на религиозном рынке появилась масса мелких религиозных структур - более мобильных и потому готовых к удовлетворению дробящегося спроса. Неудивительно, что у крупных религиозных корпораций сейчас возникает некоторое недоумение, они перестают понимать, каковы же их функции в этом быстро меняющемся мире. В частностиочень"тугая", консервативная позиция у Русской православной церкви. Ее лучше всего сформулировал один православный деятель: "Не церковь должна приноравливаться к миру, а мир должен приспосабливаться к церкви, как хранительнице вечной истины." Причем, рядом с такой позицией всегда присутствуют эсхатологические ожидания - ожидания конца света.

В результате неповоротливости традиционных религий количество их приверженцев уменьшается. Но это не означает вытеснения религий как таковых: традиционные религии вытесняются не секулярным мировоззрением, а именно новыми религиозными формами. Отсюда - всплеск интереса к оккультизму, восточным религиям, новым религиозным образованиям. Это явление подробно описано в научной литературе.

Любопытно, что даже в рамках христианства начинают пользоваться успехом не очень традиционные формы и направления. Сейчас, скажем, во многих латиноамериканских странах очень быстро распространяется нехарактерный для Латинской Америки протестантизм, причем, в самых радикальных его формах. Слишком уж сильно одряхлело тамошнее католичество, слишком уж оно ассоциируется с существующим социальным порядком.

Вот пример из другого региона. Япония. Страна, казалось бы, абсолютно секулярная. Страна, в которой традиционные формы религиозности практически без остатка растворились в культуре – в качестве ритуалов. Но при этом именно в Японии возникает Аум Синрике. И таких радикальныхрелигиозных новообразований там полно, просто они никого не травили в метро, поэтому менее известны, чем Аум Синрике.

В России происходят сходные процессы, которые подстегиваются тем, что сейчас православие быстрыми темпами становится институциональной религией, пользуется поддержкой государства и все более этой поддержки ищет. Подобный путь для православия – тупиковый, он будет только провоцировать альтернативные формы религиозности. Пока это мало заметно в силу того, что после обрушения коммунизма православие для многих – все еще новинка. Но чуть погодя мы столкнемся с уходом многих людей, считающих себя сегодня православными, в иные религиозные течения.

- Как вы думаете, решится ли РПЦ на реформы, необходимые для ее выживания? Повернется ли она лицом к клиенту? Скажем, начнут ли они вести службу на современном русском языке, поставят ли в храмах скамьи для удобства прихожан?.. Мне кажется, судя по тем настроениям, что царят в московском патриархате, они скорее умрут, чем реформируются.

- Я думаю, все дело в сроках. В данный историко-политический период РПЦ не пойдет на реформу. Другой вопрос, сколько этот период будет длиться. Сейчас православие ориентируется на традиционалистские, консервативные круги, которые ценят в РПЦ именно отсутствие динамизма, нежелание перемен. Это те самые слои общества, которые болезненно воспринимают рыночные реформы, которые настроены антизападнически, изоляционистски. Сегодняшнее православие обслуживает именно этот сегмент общества. Те силы в Церкви, которые ориентированы на либеральные реформы, сейчас очень слабы. Просто потому, что люди, настроенные реформаторски, по большей части далеки от церковности, это люди иной ментальности. Поэтому церковь и ориентируется на ретроградов. Но эта ситуация изменится, как только вектор развития нашего общества изменится в сторону подлинных реформ, в сторону либеральных ценностей. Вот тогда православная церковь перейдет на русский язык и вообще станет проводить внутренние реформы вслед за общественными. Что, конечно, может вызвать уход из РПЦ МП консервативно-традиционалистских элементов. Ведь в католической церкви после Второго Ватиканского собора тоже не обошлось без расколов. Главное, чтобы не слишком поздно были проведены необходимые реформы.

- А почему так получилось, что сейчас на православие ориентируются, в основном, ксенофобы, антиреформаторы, антизападники и ретрограды?

- Все общественные институции, существовавшие в советскую эпоху и перешедшие в новую эпоху, в той или иной степени подверглись реформированию в конце 1980-х - начале 1990-х годов. Институт же Церкви никакому реформированию не подвергся. Значительная часть церковных иерархов – люди с советской ментальностью. И они существуют все в той же структуре, созданной Сталиным в середине 1940-х годов по примеру обычных советских наркоматов и управлений – это произошло после исторической встречи Сталина с митрополитами Сергием и Николаем.

Есть и еще одна причина… В ситуации гонений, в ситуации подавления любая система переходит в жесткую консервативную позицию – это форма защиты против неблагоприятного внешнего воздействия. Это не только у нас, католичество в странах Восточной Европы тоже более консервативно, чем католичество Западной Европы, где его не давили коммунистические режимы.

Поэтому и произошел симбиоз консервативной и не реформированной в постперестроечное время церкви со всеми консервативными слоями общества.

- Неужели РПЦ, не понимает, что без реформы не выдержит конкуренции за потребителя с западными религиозными корпорациями? РПЦ ведет себя как наш АвтоВАЗ! Но нельзя же все время бегать к государству за протекцией! Любой протекционизм губителен в первую очередь для самого производителя – он загнивает в затхлой атмосфере государственной любви. Только конкурентная среда оздоровляет и заставляет повернуться лицом к потребителю!

- На Поместном соборе 1917-1918 гг выдвигались предложения по реформированию церкви, были идеи о переводе литургии на русский язык; предлагалась практика избрания епископата мирянами. Хотели ввести в Собор, помимо епископов, белое духовенство и мирян, имея ввиду, что Собор должен быть собором всей Церкви, а не только церковного "Политбюро". Предполагалось учреждение гласного церковного суда… Но до сих пор ничего этого нету – до сих пор Синод назначает епископов, кооптирует епископов в свои ряды... Нынешняя РПЦ -абсолютно замкнутая иерархическая система.

В 1920-е годы в среде православных священников возникло течение, которое объявило себя полностью лояльным новой власти, они заявили, что идеалы коммунизма и христианства – в сущности, одно и тоже. Этих священников назвали обновленцами. Они также предлагалидавно назревшие новации – ту же литургическую реформу, разрешение епископам жениться и так далее… Как людей лояльных к новой власти, их поддерживало ОГПУ. И эта поддержка плохо отразилась на реформе. Обновленцы себя скомпрометировали связями с "органами", травлей патриарха Тихона... Поэтому тем редким священникам, которые сегодня призывают к реформе церкви, ретроградные церковники тут же вешаютярлык неообновленцев, играя на исторической памяти. И хотя РПЦ потом сама встала на путь безоговорочного сотрудничества с безбожной коммунистической властью, тем не менее в сознании верующих почему-то именно обновленцы слывут предателями церковного дела. Поэтому этот ярлык очень активно используется церковными консерваторами.

- Когда же, наконец, рухнет этот колосс на глиняных ногах – РПЦ?

- Не стану давать никаких прогнозов. Да и не считаю РПЦ колоссом на глиняных ногах. Речь, скорее, не об обрушении, а о расколе. Но до раскола, конечно, будет длительный этап катастрофической утраты авторитета. Сейчас церковь второй раз наступает на одни и те же грабли. Когда-то она настолько слилась с самодержавием, что, круша опостылевший царизм, российские мужики с тем же остервенением крушили церкви и убивали священников. Следы этого народного остервенения до сих пор напоминают о себе развалинами монастырей и колоколен. У нас теперь как-то принято валить все на большевиков, вот , мол, подлецы этакие, взяли да порушили церкви!.. Но большевики ведь не с Марса упали, они вышли из народа. И народ активно им помогал крушить церкви. Свидетельством тому – невероятное количество разрушенных храмов по всей России. Без народного энтузиазма такую работу не провернешь. Аналогичная картина, кстати, во Франции. Там тоже церковь ассоциировалась с Бурбонами, и после Французской революции народ сокрушил не только Бастилию, но и массу храмов по всей стране.

Слияние церкви с властью – опасный симптом. Ведь, политические режимы не вечны. Я вовсе не хочу сказать, что Россию вскоре ждет потрясение соразмерное 1917 году – нет, разумеется, но в конечном итоге поддержка церковью сегодняшней власти будет поставлена обществом ей в вину.

Мне не хотелось бы предрекать катастрофические сценарии, но… Сейчас активно верующих в России, несмотря на все разговоры о духовном возрождении страны – всего 3-5%. Они ходят в церковь, соблюдают ритуалы. А огромный процент людей, которые сегодня называют себя православными, на самом деле просто "болото". Об этом говорит, кстати, тот статистический парадокс, что у нас число людей, называющих себя православными, превосходит число людей, считающих себя верующими! Это значит, что размывается само понятие православия. Православие для многих граждан всего лишь культурно-идентификационная марка. Они "православные", но не церковные. И за Московский патриархат на баррикады не пойдут. Особенно если вместо одного православия – "московско-патриархатного" - предложить что-то другое с тем же лейблом – более живое и менее заскорузлое, более отвечающее духу времени и настроениям людей.

То, что сейчас больше половины населения называет себя православными – это просто дань посткоммунистической моде на "русскость". С развитием капитализма, который по сути своей интернационален, этот "этно-конфессиональный комплекс" растворится. А по-настоящему православных, как я уже сказал, 3-5%.

- Стоп! А как вообще определить, православный человек или нет, если он сам называет себя православным? Этого достаточно или этого мало? В конце концов, если человек сам себя считает Наполеоном, это ведь не значит, что он Наполеон! Нужно еще и сражения выигрывать, то бишь ходить в церковь, стоять на службах, причащаться и делать прочие вещи, которые у нас практически никто не делает.

- Хороший вопрос. Есть разные критерии определения конфессиональной принадлежности, и все имеют право на существование. Можно принять такой критерий: если человек считает себя православным, значит, он православный. Можно принять и иной критерий – знает ли человек хотя бы основные догматы, может ли ответить на какие-то вопросы по своей вере, активно ли участвует в церковной жизни… В зависимости от того, какие критерии будут приняты, получится разный результат.

В Католической церкви издавна существует разделение на практикующих католиков и непрактикующих. Непрактикующий католик был когда-то крещен, возможно, венчался в церкви, а в храм заглядывает раз в год, на Рождество и то не обязательно. Но когда его спрашивают про вероисповедание, он отвечает, что католик. Практикующий католик – реальный католик, он регулярно посещает храм, соблюдает ритуалы, знает о вере… В РПЦ не принята такая терминология. Но от того, что она не принята, само явление никуда не девается – подавляющая часть называющих себя православными – это непрактикующие православные.

- То есть, считая себя православными, они, по сути, живут, как стихийные атеисты?

- Конечно.

- РПЦ очень боится раскола. Слово "раскол" у наших церковников почти ругательное. Если нужно прогрессивного попа обвинить в чем-то, его коллеги часто обвиняют его в раскольничестве. Это все равно, что при Советах – обвинение в антисоветской деятельности. Почему они так этого боятся?

- Потому что имущество делить придется… Русская церковь пережила огромное число расколов, в том числе и в ХХ веке. Сейчас, помимо Московского патриархата в России действуют несколько православных Церквей – Российская православная автономная церковь (РПАЦ), различные ответвления Истинно православной церкви (ИПЦ), не говоря уж о староверах и прочих мелких православных образованиях. Раскол – просто нормальный эволюционный процесс, когда от одной ветви эволюционного древа религий отделяется другая веточка и так далее. Поэтому не думаю, что грядущий раскол РПЦ будет расколом ровно пополам. Просто отделится еще одна ветвь… Но какое-то время РПЦ еще просуществует за счет непрактикующих, которым греет душу называть себя православными. Посмотрим, насколько их хватит.

Александр Никонов, февраль 2009 г.



рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001126850926 (ВАША ПОМОЩЬ НАШЕМУ САЙТУ)

Просмотров: 1805 | Добавил: simvol-veri | Рейтинг: 4.0/1 |

Всего комментариев: 1
1  
Господа, от подобной формулировки вопросов как-то коробит и слегка передергивает. Считаю, что на неделикатно сформулированные вопросы даны очень разумные ответы. Я тоже говорю, что близка к православию, но в церковь не хожу. Почему так происходит? Православие востребовано, как только умирают крещёные близкие люди. То есть оно служит в качестве моста в вечную жизнь, а в повседневности не участвует. Кто сейчас прихожане? Думаю, что это люди, у которых случилось горе и им необходима духовная поддержка (не разбираю, получена она или нет) или старые женщины, которые заблаговременно готовятся к смерти (мужчины не думают о подготовке до последнего мига). Что вижу я, входя в церковь? Либо это столичная показушная публика, либо это провинциальные дремучие, нередко полусумасшедшие, старушки. Священнослужители, к сожалению, доверия и уважения лично у меня как-то не вызывают или я не встречала подходящих мне. Что бы именно я искала в церкви? Душевной теплоты, человеческого внимания и сочувствия, разумного подхода к вопросам, взаимопомощи и взаимопонимания. К несчастью, я в своей семье слишком жертвенно пыталась заботиться о больных и престарелых. Я так устала от улицы с почти односторонним движением. Меня пугает вероятность оказаться обязанной в одиночку или с парой-тройкой нормальных образованных людей опять заботиться о сонме этих невменяемых, периодически агрессивных старушек, в очередной раз наступив на горло собственной песне. Взрослые разумные люди как-то не стремятся вступать в церковные общины. Видимо, деньги зарабатывают на достойные похороны. Или священники не стали духовными лидерами, способными сплотить вокруг себя людей среднего возраста.

Читать в Яндекс.Ленте Добавить в Google Reader
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рейтинг@Mail.ru