Приветствую Вас Гость!
Суббота, 23.09.2017, 03:20
Главная | Регистрация | Вход | RSS
Новая страница 4

Форма входа

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Иные языки


"Библия свидетельствует, что в Пятидесятницу на верующих сошел Святой Дух и крестил их, дав ДАР ИНЫХ ЯЗЫКОВ. Этот дар был всегда в церкви, и истинные верующие могли говорить иными языками (Деян.19:6). Марк прямо указывает, что обретение языков является одним из признаков христианина (Мк.16:17). Как могут быть истинными традиционные церкви, если этот дар у них отсутствует? Только церковь Пятидесятников, в которой возродился этот дар, являет собой образец истинной церкви с истинной духовностью!"

В день иудейского праздника Пятидесятницы, который удивительным образом совпал с пятидесятым днем после воскресения Христова, как и обещал Господь ученикам (Лк.24:49), Дух Святой сошел на них, наделив Своими дарами и силою нести свидетельство о Господе до края земли (Деян.1:8.). Внешним же проявлением этого духовного крещения явились языки, как бы огненные, над каждым учеником, и НАЧАЛИ ГОВОРИТЬ НА ИНЫХ ЯЗЫКАХ (Деян.2:1−4). Т.е. апостолы обрели способность говорить на неизвестных им ранее языках, причем обретение это было моментальным и неожиданным.

О том, что это были разные и реально существующие языки, ясно свидетельствует Библия. Жители разных стран, собравшиеся в Иерусалиме, удивлялись, слыша от простых галилеян КАЖДЫЙ СОБСТВЕННОЕ НАРЕЧИЕ (Деян.2:6−8.). И хотя обретение этих языков не было обычным получением знаний, а было проявлением действия в человеке Духа Святого, все же РЕАЛЬНОСТЬ и ПОНЯТНОСТЬ языков полученных апостолами настолько очевидны (Деян.2: 11), что не подлежат никакому сомнению и перетолковыванию.

Для чего нужен был апостолам этот чудесный дар? Для того, чтобы выполнить свою главную миссию — пойти и НАУЧИТЬ ВСЕ НАРОДЫ, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф.28:19). Но как могли выполнить повеление своего Учителя, в большинстве своем, простые неученые рыбаки, знавшие лишь свой диалект, и не имевшие ни времени, ни возможности для обучения разным языкам?

Известно, что даже знаменитый еврейский историк 1-го века Иосиф Флавий, аристократ и военачальник, выходец из рода первосвященников, не знал даже «международного» в то время греческого языка! Уже будучи при дворе Римских императоров, он несколько лет изучал этот язык, для того, чтобы писать свои книги по-гречески. А потому понятно, что апостолам, в деле проповеди всем народам, без Божественной помощи было не обойтись!

+++

Основанная в самом начале 20-го века, церковь Пятидесятников уверяет, что в ней возродились, после двух тысячелетнего забвения, духовные дары, и, прежде всего способность говорить на «ИНЫХ ЯЗЫКАХ». И действительно, необычная способность человека говорить на новом, неизвестном самому говорящему языке, является для пятидесятников явным доказательством истинности той формы христианства, которую они исповедуют, и привлекает в их ряды десятки миллионов последователей.

Но почему же, в таком случае, другие нео-протестантские и традиционные церкви не признают этого феномена? Неужели они отвергают столь очевидное и мощное проявление Духа лишь в силу собственной бездуховности? Конечно же, нет! Все дело в том, что «иные языки» практикуемые пятидесятниками не могут быть признаны как духовный дар аналогичный дару, полученному апостолами в день Пятидесятницы.

Это явление совершенно иного рода, и известно науке под названием «ГЛОССОЛАЛИЯ». Специалисты и ученные разных областей науки, проведшие серьезные исследования этого феномена, сделали несколько выводов:

а. Глоссолалия НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЯЗЫКОМ, ни в каком смысле этого слова, хотя самому «говорящему» и кажется таковым. Это экстатический, бессмысленный, лишенный логики выброс звуков, от бормотания до истерических выкриков. А потому ее не возможно ни понять, ни перевести, ни истолковать. Все же «переводы» и «толкования», производимые в пятидесятнических собраниях, являются банальным обманом и жульничеством.

б. Глоссолалия ДОСТИГАЕТСЯ ТОЛЬКО В СОСТОЯНИИ ТРАНСА. Фелиситас Д. Гудман, известная психолог и лингвист, дает такое заключение: «речевой автоматизм, который появляется как субстат транса и прямо отражает в сегментальных и супрасегментальных структурах нейропсихологические процессы, свойственные сознанию в этом измененном состоянии». Хотя зачастую пятидесятники со стажем не обременяют себя доведением до транса, ловко имитируя глоссолалию хорошо отрепетированными выступлениями.

в. Глоссолалия пятидесятников ИДЕНТИЧНА ПОДОБНОЙ ЖЕ ПРАКТИКЕ других христианских и псевдохристианских групп, нехристианских религий и архаичных культов (от шаманов севера до африканских колдунов), а также некоторых спиритистов, «целителей» и людей откровенно неверующих, любящих «расширять» свое сознание.

г. Глоссолалия есть ПРИОБРЕТЕННЫЙ НАВЫК, и не зависит от религиозности человека. То есть ей можно научиться.
+++

Итак! Пятидесятники, прежде всего, пытаются представить свои «говорения» КАК ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ. Иногда они даже конкретизируют, кто на каком языке говорит, но на предложение продемонстрировать свой «дар» человеку знающему этот язык наотрез отказываются, дабы не быть уличенными во лжи. Хотя, конечно же, в их среде ходят рассказы о том, как некий «иностранец» идентифицировал их «язык» как свой.

Встречая же обоснованное опровержение всему этому, некоторые пятидесятники отказываются от претензий на обладание дара иностранных языков, понимая, что уже для многих очевиден подлог. Теперь они представляют глоссолалию как «АНГЕЛЬСКИЙ ЯЗЫК», безосновательно ссылаясь на явно образное выражение апостола Павла (1Кор.13:1). При этом они даже не задумываются — а может ли быть язык Ангелов звуковым? Ангелы духи и живут вне материального мира. Там нет воздуха, посредством которого передается звук. Духовные существа, не имея материального тела, не имеют, конечно же, и голосовых связок. А потому, совершенно очевидно, что они не общаются между собой звуковой речью. Во всех же случаях, когда Ангелы общались с людьми, речь их была вполне понятной (Лк.1:13; Мф.2:13; Ис.6:7; Дан.8:16; 9:21−27).

Ни для кого не секрет, что глоссолалия не является «духовной» практикой одних только пятидесятников. Со второй половины 20-го века в мире, начались новые волны пришествия «святого духа». Повсюду, как грибы, стали появляться разного направления, не имеющие отношения к пятидесятникам, так называемые харизматические, неопятидесятнические секты (некоторые из которых относятся к псевдо-христианским деструктивным культам).

Понятно, что никакого единства среди харизматов нет, ни в учении, ни в организации. Все они настолько разнятся между собой, что их взаимоотношения между собой не просто неприязненны, но иногда доходят и до конфликтов. В связи с этим возникает вопрос — если глоссолалия является признаком истинного христианства, то почему харизматы не имеют единства? И почему они не входят в более раннюю церковь Пятидесятников, но напротив ПЕРЕМАНИВАЮТ к себе от туда верующих, считая эту церковь неполноценной?

Фактом является и то, что глоссолалия все чаще находит приверженцев и в еще более ранних, нежели церковь Пятидесятников, церквях, которым эта практика в целом не присуща. Ее уже практикуют некоторые группы мормонов, баптистов, методистов, лютеран и, уж что совсем удивительно, католиков! Известны примеры увлечения глоссолалией и некоторых считающих себя православными.

Это, КСТАТИ, к вопросу об отсутствии этого так называемого «дара» в традиционных церквях. Спрашивается, может ли в столь разных, не признающих друг друга и отличающихся по своему учению группах одинаково действовать Дух Божий? И если да, то в чем же тогда уникальность пятидесятников (и иже с ними неопятидесятников)?

И уж совсем никаких сомнений, по поводу «божественного» происхождения глоссолалии, не оставляет тот факт, что она издревле практикуется многими ЯЗЫЧЕСКИМИ РЕЛИГИЯМИ. Особенно популярна экстатическая речь в африканских племенных культах. Именно этим объясняется та легкость, с какой распространяется харизматическое христианство среди диких племен Африки.

Вот только «христианство» это порой приобретает весьма специфические черты. Часто африканцы, не оставив прежних своих верований, смешивают их c элементами христианского учения. В таких «церквях» наряду с глоссолалией распространенны фетишизм, тотемы, заклинания, культ духов племени, многоженство и прочее. Основатели таких сект наделяются сверхъестественными качествами и нередко обожествляются. И напротив, Христос объявляется негром и посланцем местных «богов»! Таким образом, если мы согласимся с пятидесятниками и признаем глоссолалию даром Духа Святого, то, придется признать и Бога неразборчиво раздающим Свою благодать КОМУ ПОПАЛО.

И вот что удивительно! Теперь африканские миссионеры-харизматы приезжают «просвещать» европейские, имеющие более чем тысячелетнюю христианскую историю, народы. Самая крупная секта харизматов в Украине основана и поныне возглавляется именно таким «пастором» (не к ночи будет упомянуто его имя!).

Ставит же точку в этой истории то простое обстоятельство, что человек овладевает глоссолалией, ОСОЗНАННО ОБУЧАЯСЬ ей с помощью особых методик! Наиболее «естественное» обретение этой способности происходит в религиозном собрании, где адепт, наблюдая за действиями своих товарищей, подражая им и, как следствие, поддавшись общей экзальтации, вместе с группой впадает в транс сопровождаемый «говорением». Человек, доведенный до высшей степени НЕРВНОГО ВОЗБУЖДЕНИЯ, прямо призывается «открыть рот и начать говорить»! И чем более внушаем человек, тем быстрее достигается результат.

Но такой способ, к большому огорчению пятидесятников, не действует на людей с крепкой психикой. Такие просто объявляются «грешниками» недостойными того, чтобы «дух» действовал в них. И не удивительно, что во многих пятидесятнических общинах множество людей не могут говорить «языками». Зато в радикальных и, как правило, деструктивных «харизматических» группах применяются более действенные методы.

Самым проверенным и беспроигрышным способом достижения глоссолалии является применение своеобразной «мантры» — некоего, не содержащего никакого смысла, набора звуков написанных в специальной инструкции. По этой технологии, человек, желающий быстро научиться «говорить языками», должен продолжительное время и беспрерывно (!) читать эту «фразу», проникаясь ею всем своим сознанием. Тем самым он буквально ЗАПИСЫВАЕТ ЭТОТ НАБОР ЗВУКОВ НА СВОЮ «ПОДКОРКУ» и, в конце концов, впадая в транс, начинает все это же и воспроизводить.

Вот таким образом происходит их «крещение Духом». Точно так же овладевают глоссолалией и люди НЕВЕРУЮЩИЕ, либо из праздного любопытства, либо для достижения особой эйфории, напоминающей легкую форму наркотического опьянения, поскольку в этом состоянии организм вырабатывает адреналин и эндорфины. Естественно, это состояние воспринимается харизматами и пятидесятниками как «действие Духа». Они любят говорить: «Мы пьяные Господом!», даже в этом непотребстве находя себе оправдание в Библии (Иер.23:9; Деян.2:13−15).

Но не нужно думать, что глоссолалия — языки харизматов, это худшее что может случиться с человеком увлекшимся псевдодуховностью. «Духовность» неопятидесятников проявляется и в более страшных формах, но, как и глоссолалия воспринимаемых ими как «МОЩНОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ДУХА». Вот лишь две цитаты из рассказов двух известных «харизматов».

Джон Уимбер:

«Об этом феномене, когда люди падают на пол и лежат на спине или животе по нескольку часов, известно не только из сообщений истории Церкви. Он случается часто и в наши дни… Случается, что такое состояние длится от 12 до 48 часов… Были случаи, например, когда один пастор на протяжении почти часа бился ритмически головой о пол… Изменения, которые наступают после таких переживаний, могут быть огромными».

Ульф Экман:

«Когда Святой Дух прорывается через человека, он испытывает нечто подобное физической боли, подобно ощущениям женщины в муках рождения. Когда Господь приводит нас в такое состояние, мы думаем, что сошли с ума. Мы катаемся по полу, мы вопим в беспокойстве, визжа, как свинья, которую режут. Это невероятно мощная молитва, и диавол ненавидит ее. Он кричит на нас, что мы сумасшедшие и фанатики».

Некоторые противники глоссолалии считают ее следствием ОДЕРЖИМОСТИ, то есть действием демонических сил. Безусловно, приступы беснования могут сопровождаться глоссолалией. Да и трудно определить, где кончается психоз и где начинается одержимость. Но все же, сама по себе, глоссолалия является всего лишь одной из естественных свойств возбужденного человеческого мозга, ловко используемая любителями подменить дар Духа Святого суррогатом.

Фальшивыми на поверку оказываются и другие «дары» пятидесятников. Особо они гордятся своими «исцелениями» и «изгнанием бесов», когда одни и те же подсадные «неизлечимо больные» и «бесноватые» на каждом собрании получают ОЧЕРЕДНОЕ «полное и окончательное исцеление».

В отличие от самодеятельных, лишенных Божьей благодати «церквей» с их фальшивыми «языками» и прочим, в Святой Кафолической Апостольской и Православной Церкви всегда, во все века были духовные дары. Были, есть и будут, особо ярко проявляясь в ее Святых, прославляющихся и чудотворениями, и исцелениями, и пророчествами, и всеми другими многочисленными дарами Духа Святого. Но главное, в Церкви всегда были, есть и будут призванные служители способные донести Слово Господа нашего Иисуса Христа «ДАЖЕ ДО КРАЯ ЗЕМЛИ» (Деян.1:8.).




Часть 2

"Православные не принимают дар языков, потому что не имеют Духа и критикуют духовных христиан, поскольку не понимают самого явления. Понятные иностранные языки Пятидесятницы и духовная молитва это не одно и то же! МОЛИТВА В ДУХЕ это иные языки не для проповеди народам, чьих языков не знают. Молитва в Духе, при ее непонятности для человека, понятна Богу и нужна для духовной жизни истинных христиан, поскольку это все же подтверждается первым посланием Павла к Коринфянам. Если бы иные языки молитвы в Духе были обычными иностранными языками, то это была бы не духовная, а логическая речь. Иные языки имеют духовную природу и относятся к царству духа!"

Сегодня многие пятидесятники и харизматы (неопятидесятники), которые уже признают тот факт, что глоссолалия не является настоящим языком, не прекращают ее практиковать. Все чаще они, не сумев представить глоссолалию как дар Пятидесятницы, разделяют эти два явления, и считают глоссолалию, хотя и не реальным языком, но все же правомерным составляющим христианского богослужения, эдакой «духовной молитвой», не понятной людям, зато понятной Богу.

Отсутствие смысла в их псевдоязыке они пытаются представить как некое достоинство, а библейским примером допустимости глоссолалии в христианстве для таких пятидесятников и харизматов является Коринфская церковная община, в которой, как они утверждают, практиковались «молитвы в Духе на иных языках» именно в форме глоссолалии (1Кор.12−14).

Для начала хотелось бы заметить, что коль скоро пятидесятники и харизматы стали разделять дар Пятидесятницы и свои «языки», то им следовало бы отказаться и от самоназвания «Пятидесятники». Логичнее было бы назваться, например, «Коринфянами». Получается, что такие «нео-коринфяне» не рассматривают свои «говорения на языках» как способность, данную для проповеди и для знамения другим, неверующим во Христа народам и как знамение для неверующих.

Для них это своеобразный «индикатор», служащий для подтверждения самим себе их собственной «духовности». А ведь апостол Павел прямо говорит, что языки, как форма Божьего Откровения даны для назидания неверующих (14:22). Но, как всегда это бывает со всеми сектантами, пятидесятники и харизматы видят в Библии лишь то, что им хочется видеть, и не видят того, чего видеть им не выгодно. Это явление называется «конфессиональная слепота».

Но что такое «молитва, которая понятна только Богу». Хотелось бы спросить нео-коринфян, а понимают ли они механизм своей молитвы на иных языках? Что это, — посылка информации исходящая от людей к Богу, или напротив — это информация данная Самим Богом людям? Нам понятно, что глоссолалия это результат деятельности возбужденного мозга человека. Но если речь идет об истинном даре Духа Святого, то, конечно же, это действие Бога.

В настоящем апостольском даре, человек выступает как орудие, посредством которого Господь вещает. То есть, это форма Божественного Откровения, подобная пророчеству, но в отличие от него сказанная на неизвестном самому говорящему языке. По логике же пятидесятников, Бог дает говорить человеку нечто, что предназначается лишь для Его, Бога, собственного понимания! То есть, человек выступает в роли своеобразного «патефона», на котором Всевышний прослушивает Им же Самим поставленную пластинку. Конечно же, это глупость.

Говоря о том, что лишь Бог понимает говорящего на незнакомом языке, апостол Павел не имеет в виду, что этот язык не является реальным человеческим языком. Он лишь подчеркивает ту мысль, что церковь остается без назидания, поскольку присутствующие не знают этого языка. Все сказанное на непонятном языке остается тайной для слушающих. В лучшем случае говорящий назидает сам себя, если у него есть дар истолкования и если он воспринимает это Откровение своим разумом (14:2−4; 12:15).

Но действительно ли коринфяне, как современные нам сектанты, использовали в богослужении не дар Пятидесятницы, то есть дар понятных иностранных языков (Деян.2:8−11), а непонятную людям экстатическую речь, называемую глоссолалией? Читая Первое Послание апостола Павла коринфянам можно признать, что «иные языки» коринфских христиан, будучи не похожими, на дар Пятидесятницы, удивительным образом напоминают глоссолалию, а их богослужения похожи на богослужения пятидесятников.

Некоторые, в особенности протестантские исследователи не признают «иные языки» коринфян глоссолалией, считая сходство лишь внешним. По их мнению, коринфяне просто неправильно и неуместно использовали свой духовный дар, что и вызвало замечания апостола. Но все же большинство исследователей убежденны в том, что в Коринфской церкви была распространенна именно глоссолалия, но выводы из этого делают, как раз, не в пользу пятидесятников.

Коринф, один из крупнейших городов Римской империи, особо отличался этнической пестротой. В нем проживали представители самых разных народов и религий. Город был центром торговли, и в него стекалось все — и хорошее, и плохое. Наряду с христианством здесь находили своих приверженцев и многие другие культы и верования. А потому не удивительно, что глоссолалия, завезенная сюда с рабами-инородцами, могла проникнуть в местную церковь.

Уместно будет вспомнить, что и сама Коринфская церковная община не была образцом для подражания. Очень часто в ней происходили конфликты, споры, нарушения христианской нравственности и церковной дисциплины (1Кор.3:3; 5:1; 6:8; 11:17,18 ), небрежное отношение к святым Таинствам (11:20−29). Об этом мы можем судить не только по посланиям апостола Павла, но и по посланию к Коринфянам Климента, третьего, после апостола Петра, епископа Римской церкви (88 — 97г.г.), по преданию, принявшего мученическую смерть во время гонений императора Трояна.

Помимо всех неурядиц, «иные языки» коринфян стали еще одной проблемой, которую пришлось решать апостолу Павлу. Он знал, что в Коринфской церкви этот вопрос вызывает беспорядки. Но знал ли апостол, что коринфяне вместо Божественного дара практикуют глоссолалию? Судя по логике послания — да, ибо он не стал бы неодобрительно отзываться о проявлении, пусть даже спонтанном, действия Духа Святого. Но почему же он прямо не запретил им эту языческую практику?

Ответ очевиден — из любви и из нежелания потерять хоть одного верующего, ради обретения которого он так трудился. Если бы Павел властно потребовал оставить глоссолалию, то в церкви произошел бы раскол. Те, для кого он не был духовным авторитетом (1:12) не приняли бы его мнения, посчитав свой «духовный дар» выше всяких человеческих рассуждений. Ведь любой «говорящий языками», считает себя сосудом Духа Святого, а потому непогрешимым. Как мудрый педагог Павел понимал, что языческие «говорения» можно вывести постепенно, объяснив правильное, христианское понимание духовных даров.

Апостол, прежде всего, настаивал на том, что Божественные дары различны, и что каждому верующему дается Духом Святым то, что для него полезно и только то, что угодно Самому Духу (12:4−11). Приводя списки духовных даров и наделенных ими служителей, апостол ставит «языки» в конец списков, подчеркивая непервостепенность их значения (12:4−10,28−30). Павел объясняет, что чем менее чудесным кажется дар, тем важнее он для Церкви (12:22), и что все верующие не могут быть обладателями одного и того же дара, так как Тело Христово не «один член» (12:14,19).

Так же апостол в своем послании показывает бессмысленность языков, которых никто не понимает, приводя в пример бездушные вещи, издающие звуки (13−14:9). Поясняя, что в мире нет слов без значения, он дает понять, что, желая использовать иные языки для назидания церкви (14:5), то есть для проповеди, их обязательно нужно переводить (14:13,28 ). Требованием перевода Павел подписал «смертный приговор» глоссолалии, поскольку был уверен, что христиане не станут прибегать к обману «переводя» непереводимое.

Не менее эффективным способом искоренить глоссолалию явился запрет на «говорение» всей церковью. Понимая, что глоссолалия легко достигается именно в групповой экзальтации (14:23), апостол Павел отрезал всякую возможность массового обладания этим «даром», рекомендовав говорить порознь, к тому же максимум троим (14:27). Удивительно, но все современные «говорящие языками» секты игнорируют это библейское повеление, «говоря» по большей части всем собранием, воистину напоминая толпу беснующихся (14:23). Но при этом они, как и все их собратья по «нетрадиционным церквям», настаивают на своем «полном следовании Библии».

Самым же радикальным шагом в борьбе с глоссолалией был, без сомнения, запрет говорить в церкви женщинам (14:34,35). Поскольку во все времена большинство христианского собрания составляли именно женщины, то, исключив из числа «говорящих» большую, да и к тому же наиболее внушаемую часть верующих, апостол обрек эту языческую практику на верное отмирание. Стоит ли говорить, что пятидесятники игнорируют и этот библейский запрет, поощряя женщин «говорить языками». Да и как им не «говорить» если первым пятидесятником, после «многовекового перерыва», стала именно женщина — афроамериканка Агнес Орман.

История показывает, что стратегия апостола Павла возымела успех. Глоссолалия очень скоро была искоренена в Коринфском собрании, не успев перекинуться на другие общины Единой Церкви. Конечно, для оправдания собственной псевдодуховности, пятидесятники и харизматы будут настаивать на том, что во всех церквях апостольского периода христиане владели глоссолалией. Но, на самом деле они всего лишь выдают желаемое за действительное. Существование глоссолалии во всей Вселенской Церкви ни чем не подтверждается. Напротив, Библия свидетельствует, что этим была заражена лишь христианская община Коринфа.

Лишь во 2-ом веке «пророческий дух» глоссолалии возродился в Монтанизме, отколовшимся от Церкви сектантском движении основанном «пророком» Монтаном — бывшим жрецом фригийской богини Кибелы. Эта секта долгое время серьезно конкурировала с Церковью, распространившись практически по всему христианскому миру — в Европе, Азии и Африке. Монтанизм отличался от церковной формы христианства особо строгой дисциплиной, сверхвысокими требованиями нравственной чистоты членов и крайней степенью мистицизма.

Но, главное отличие монтанистов состояло в их вере в то, что Дух Святой — Параклит воплотился в лице Монтана, который «пророчествовал» через глоссолалию. Бессмысленные речи своего вождя «переводились» его помощницами — Прискилой и Максимилой, которые также как их учитель были «пророчицами». Монтанисты считали эти «пророчества» Новым и последним Откровением Бога, включая их в сборники Священного Писания, и всячески требовали от Апостольской Церкви их признания.

Как и всякое сектантское движение, монтанисты проповедовали наступление скорого «конца света», буквально «со дня на день». По их вере Христос в Своей Царской славе должен был прийти в «новый Иерусалим», которым считался духовный центр Монтанизма фригийский городок Пепуза. Просуществовав аж до 8-го (!) века, и не дождавшись исполнения лжепророчеств Монтана, как и всякое самодеятельное учреждение, лишенное Божьей благодати, эта секта деградировала и исчезла.

Это был единственный случай за всю историю древнего христианства, когда глоссолалия достигла такого широкого распространения по миру. Но это и еще один пример того, что как бы не было сильно сектантское движение, как долго бы оно не существовало, у него один конец — уход в небытие! И как бы сегодня не было могущественно неопятидесятническое движение, вовлекшее в свои ряды сотни миллионов (!) адептов, его, в конце концов, ждет та же участь.

Конечно, с уходом Монтанизма, глоссолалия — его главный признак «истинной духовности», не исчезла. Она, как неистребимое зло, давала в истории христианства постоянные рецидивы в возникающих то там, то сям мелких и недолговечных секточках, проповедующих такие учения, что от их еретизма ужаснулся бы даже харизмат! Только в конце 19-го века языческая «духовность» нашла благодатную среду в американском движении «Святости», из которого, собственно, и произошло Пятидесятничество.

Парадоксально но, экстатические «духовные» практики язычников окончательно привились к христианству только в наш рационалистический и «просвещенный» всепоглощающим материализмом век. То чего не смогла сделать глоссолалия при апостолах, она делает в наши дни. А потому, стоит ли удивляться тому, что сегодня едва ли не каждый второй неопротестант, как алтайский шаман «молится на языках», призывая своего духа?!




Источник: http://grigor-yan.livejournal.com/37542.html
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001126850926 (ВАША ПОМОЩЬ НАШЕМУ САЙТУ)

Категория: Мои статьи | Добавил: simvol-veri (23.01.2011) | Автор: Gleb

Просмотров: 2392 | Теги: Сектантство, Пятидесятники, харизматы, Иные_языки, Глоссолалия | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рейтинг@Mail.ru