Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 28.05.2017, 13:31
Главная | Регистрация | Вход | RSS
Новая страница 4

Форма входа

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Храм св.апостола Петра и праведной Тавифы на русском участке в Яффе
Драматична и интересна история этого библейского города, повидавшего за тысячелетия своего существования немало завоевателей.
 
С XV века до н.э. несколько столетий город находился во власти египтян, которые в 1200 году до н.э. были изгнаны оттуда филистимлянами. Иисус Навин пытался отбить у филистимлян Яффу, но не смог, и лишь земли вокруг нее были отданы в надел колену Дана. (Сегодня вся эта территория называется Гуш-Дан).
 
Яффой поочередно владели: Египет, Вавилон, Персия и Сидонское царство. К 332 году до Р.Х. город был завоеван Александром Македонским, расширявшим свою империю и покорявшим все новые и новые народы.
 
Во время еврейского восстания Маккавеев (167 г. до Р.Х.), направленного против гнёта крупнейшего эллинистического царства Селевкидов, жители Яффы нееврейского происхождения решили избавиться от евреев. Они коварством заманили их на корабль и утопили в море. Разгневанный Иуда Маккавей, вождь народного восстания в Иудее, напал на город, сжег порт и корабли, но взять город ему не удалось. Только позднее, в 169 году, Яффу захватили последователи Иуды Маккавея, и она стала относиться к Иудейскому царству. При Маккавеях расширяется порт, город  окружается новой стеной с башнями,  чеканятся монеты с изображением якоря.
 
Во времена Спасителя город Яффа был процветающим городом со смешанным населением. Здесь некоторое время жил в доме кожевенника Симона св. апостол Петр. Здесь же апостолу Петру было видение: «…сходящий к нему некоторый сосуд… В нем находились всякие четвероногие земные… И был глас к нему: встань, Петр, заколи и ешь» (Деян., 10:11-13) В Яффе также он совершил чудо воскрешения праведницы Тавифы, которая: «…была исполнена добрых дел и творила много милостынь».
 
Мозаичная икона св.прав.Тавифы на русском участке в Яффо
Мозаичная икона св.прав.Тавифы на русском участке в Яффо

 
Затем еврейские моряки из Яффы принимали участие в боевых действиях против римлян во время Иудейской войны 66-73 годов н.э. или Великого восстания против римлян. Евреи Яффы, желая поддержать повстанцев, выслали свои суда против Веспасиана. После подавления восстания римляне объявляют город свободным городом Флавия Иоппа.
 
При арабских завоевателях, покоривших Палестину за десятилетие с 630 до 640 года, Яффский порт приобрел особое значение из-за близости к их столице Рамле [1]. Арабский историк ал-Макдиси писал: «Яффа - маленький городок, но порт его – как щит для Рамлы. Стены порта крепкие, никакие метательные орудия не могут их пробить, а городские ворота и ворота порта железные».
 
В XII веке сюда пришли крестоносцы и создали графство Яффо-Ашкелон. Крестоносцы превратили Яффу в свой важный перевалочный пункт, построили здесь церковь в честь апостола Петра. Их выбили оттуда мамлюки [2], которые в 1268 году вырезали всех христиан и разрушили город до основания. В упадок пришел не только город, где в его развалинах ютились немногочисленные жители, но и порт.
 
Мамлюк. Картина неизвестного художника
Мамлюк. Картина неизвестного художника.

 
Только лишь во второй половине XVII века город был восстановлен, и Яффа стала главным портом, через который на Святую Землю прибывали христианские паломники, которых не останавливали опасности столь далекого путешествия, ведь вплоть до XVIII века здесь действовали морские пираты, и христианские паломники подвергались нападениям пиратов с моря и разбойников на суше. Только при посредничестве Франции в XVIII веке с пиратами удалось достигнуть соглашения о ненападении на корабли, прибывающие в Яффу.
 
В 1799 году во время Египетского похода Наполеону пришлось вести тяжелые бои за Яффу. Три дня велась осада, когда же удалось пробить брешь в стене, французских солдат встретило отчаянное сопротивление турок за каждый дом. Разъяренные солдаты Наполеона убивали всех подряд. Вскоре разразилась эпидемия бубонной чумы. Наполеон  спешно бежал, оставив в городе более 200 тяжело раненных своих солдат.
 
Наполеон в городе Яффа
Наполеон в городе Яффа

 
Лишь через 15 лет после этого разгрома и опустошения и в связи с возрастающим паломничеством, Яффа начала заново отстраиваться и возрождаться при губернаторе Мухаммеде Абу-Набуде о жестокости которого ходили легенды («набуд» в пер. с арабского «дубинка, палка»). При нем отреставрировали стены, камень для которых привозили из Кейсарии и Ашкелона. Ворота укрепили пушками, поставили стражников, открыли таможню. Особое внимание Абу-Набут уделял порту. Рядом с портом был построен хан (постоялый двор) и несколько рынков. На месте старой - выросла новая мечеть, выстроили роскошные фонтаны. Открываются французское и английское консульства.
 
Становление русского духовного присутствия в Яффе
 
В 1820 году в Яффе было создано Российское вице-консульство – первое русское дипломатическое представительство в Святой Земле. Через 36 лет возникло  Российское общество пароходства и торговли, отправляющее корабли с паломниками из Одессы на Афон и в Яффо по льготным ценам.
 
Из-за подводных камней и скал Яффской гавани пароходы не имели возможности причалить к берегу, и паломники, прибывающие в Яффу, часто попадали в руки лодочников, которые достаточно беспардонно запихивали их багаж в лодки и бесцеремонно везли в местные гостиницы, где с них брали плату в 2-3 раза больше, чем это стоило на самом деле.
 
Караван русских православных поклонников готов к паломничеству по Святым Местам
Караван русских православных поклонников готов к паломничеству по Святым Местам

 
Интересно описывает прибытие в Яффу в своей книге «Путешествие в Палестину» Василий Николаевич Хитрово – будущий секретарь, идеолог и вдохновитель Императорского Православного Палестинского Общества, посетивший Святую Землю летом 1871 года:
 
«Прибывший корабль останавливается, в случае спокойного моря, верстах в 2, 3, и даже 5 от берега, в случае бури, он вовсе не останавливается, а скорее удаляется от берегов. Защиты от ветров никакой. Затем когда пароход или корабль бросил свой якорь, вам предоставляется уже на лодке добираться до суши. Но среди этих стоянок, Яффская считается еще более других опасной. В Версте от берега идет подводная гряда камней, остаток ли каменистого дна выточенного вековым морским прибоем – неизвестно. Среди этой подводной гряды остается пространство в две, три сажени ширины, в эти ворота и следует попасть тому, кто желает сухим пробраться в Яффу. Подъезжая к ним, лодочники приостанавливаются, ждут волны и на хребте ее переезжают опасное место, несколько саженей в право и влево и вы попадаете на камни, лодка переворачивается и вам приходится брать морскую ванну. Впрочем следует заметить, что практика нескольких столетий настолько навострила опытность Яффских лодочников, что не попасть в эти ворота случается им крайне редко, чтобы не сказать – никогда.
 
Когда проезд во случаю бури не возможен, даже для самого опытного лодочника, корабли не останавливаются и вам, желающему высадится в Яффе, приходится или в Кайфу или в Порт-Саид, с тем, чтобы оттуда опять возвратиться, рассчитывая на более благоприятную погоду. Так как бури не было, мы, как вероятно миллионы поклонников всех пережитых времен и столетий, выжидали волну, ловко пробрались с ней по ту сторону каменистой гряды, и через несколько минут очутились у нескольких высоко нагроможденных камней, носящих громкое название Яффской пристани. Кто-то подал руку свержу, кто-то подсадил снизу и таким образом рано утром 12 июля очутились мы на берегу Палестинском.
 
Полунагие, черномазые мальчишки подхватили наши дорожные мешки, из соседнего окна закричал что-то, какой-то барин в феске, оказавшийся таможенным досмотрщиком, над ухом кто-то прокричал неизбежное на востоке «бакшиш», и мы вслед за кавасом уже зашагали по улицам Яффы. По улицам, говорю я применительно к Европейским понятиям, потому что в действительности нельзя же так назвать тот длинный, узкий, угловатый, поднимающийся и опускающийся коридор, по которому мы шли, и который еще более походил на коридор, в виду полного отсутствия, в большинстве восточных городов, в том числе и в Яффе, окон на улицу» [3].
 
Не менее интересное описание прибытия в Яффский порт и первых впечатлений от посещения древнего города дает паломник Сергей Меч в 1895 году:
 
«Пароход подходит к городу Яффе. Этот город похож на груду домов, которые тесно прилепились друг к другу. Подойти к Яффе вплотную пароход не может; перед городом, в море, есть гряда подводных камней, и волны с шумом разбиваются об нее. Поэтому пароход становится на якоре за целую версту от бе­рега, и нужно уже в лодке плыть в Яффу.
 
Едва только наш пароход бросил якорь и остановился, как его окружают сотни лодок, где сидят загорелые, смуглые арабы.
 
Им, вроде как у нас извозчикам, хо­чется найти себе пассажира, чтобы свезти его на берег и получить плату. Все они кидаются на пароход. Черные, коричневые, серые, смуглые и белые лица лезут друг через друга по лесенке парохода (по трапу), кулаки сердито взмахивают по воздуху, лица искажаются гневом, все  кричат, бранят­ся, машут руками, опрокидывают друг друга. Висячая  лесенка трапа трещит от этого  неистового напора и, кажется, вот-вот загремит вниз со всею этой уцепившеюся за  нее  толпой. Чемоданы пассажиров расхватываются дерзкими ру­ками, без спроса и торга, неистово тащатся к борту и шлепаются оттуда вниз, на ка­чающиеся лодки.  Арабы, овладев  пожит­ками, вполне уверены, что пассажиры сами разыщут их и волей-неволей очутятся в их лодках. Но самые дерзкие не доволь­ствуются пожитками, они хватают также бесцеремонно и самих  пассажиров  и на­сильно тащат их в свои лодки.
 
Но вот мы и на набережной Яффы. Эта набережная узка, тесна, плохо вымощена и до того загромождена вечно толкущимся народом, осликами и верблюдами, что по ней трудно пробраться, особенно в дни прибы­тия пароходов. Когда русский богомолец высадится на эту набережную, когда он почувствует под собою твердую землю, то в эту минуту он забывает все. Не слыша гама и шума толпы, галдящей на набережной, он не стесняется открыто выражать чувства, наполняющие его сердце, – падает ниц и целует священную землю.
 
Яффа красива только издали, но когда взойдешь в нее, то сейчас видишь, что это плохой городишко. Улицы темные, узкие, грязные, иногда ступенями идут в гору, так что по ним идти все равно, что лезть на колокольню Ивана Великаго. Путешествовать по ним в жаркий день да еще с багажом очень тяжко. А солнце в Палестине греет ведь не по-нашему. Палестина нахо­дится в теплых краях, где зимы никогда не бывает, и где солнце прожигает на­сквозь человека.
 
Что хорошо в Яффе, так это не город, а сады, которые окружают его полукругом верст на восемь. Во всем мире, я думаю, мало таких роскошных садов. Это целые леса из апельсинных деревьев, и к ним примешиваются абрикосы, персики, миндаль.
 
Ежегодно сотни тысяч апельсинов везется из Яффы в наши страны. В феврале месяце апельсинные деревья начинают цвести, и тогда, подплывая на пароход в Яффу, можно уже за 2 версты слышать чу­десный запах этих цветов.
 
Так как дождя в Яффе все лето почти не бывает – он идет там  только в декабре, январе и феврале – то Яффские сады необходимо поливать, чтобы они не посохли. Но дело в том, что кругом Яффы нет ни одного ручья. Поэтому там в каждом саду выкопан колодезь, из которого целый день черпают воду и подливают сады. Расстояние от Яффы до Иерусалима тоже самое, что между Москвой и Троице-Cepгиевой Лаврой, т. е. около 70 верст. Недурное шоссе и железная дорога соединяют эти два города… Но лучше всего идти пешком, взяв в  руку палочку, да закинув за плеча котомку с самым необходимым добром.
 
Через 1/2 часа пути дорога выходит из садов яффских и вьется по ровному месту, между полей, нив и деревушек. Идя по этой дороге, мы увидим много любопытного. Старинные полуразрушенные колодцы ютятся в зелени, а возле них толпы женщин в тех же одеждах, с такими же кувшинами, какие были во время Рахили и Лавана; огром­ные арабы ждут на крошечных осликах; стада овец ожидают своей очереди напиться у колодца; пастухи наигрывают на свирели; женщины идут с фрук­тами на рынок в Яффу; арабы на верблюдах, на лошадях, на ослах. А вдали синеют Иудейские горы, на которые смотрел еще Авраам и Ной» [4].
 
К концу 60-х годов XIX века становилось очевидным, что нужно иметь свое подворье для русских паломников в Яффе или ее окрестностях, и архимандрит Антонин Капустин, благодаря своей личной инициативе, как и в случаях с другими русскими участками на Святой Земле, практически осуществил это благое дело. 
 
Храм св.апостола Петра и праведной Тавифы на русском участке в Яффе
 
В 1868 году архимандрит Антонин приобрел в окрестностях Яффы участок земли, имевший название «Дарбатейн Тавифа – (Два переулка Тавифы) [5]» - (фруктовый сад) [6]. Это место было известно русским паломникам, которые давно выходили на молитву на большой пустырь, рядом с иудейскими могилами. Участок принадлежал двум владельцам и в приобретении его отцу Антонину помог Яков Халеби – многолетний помощник архимандрита Антонина. Участок был оформлен на имя Якова Халеби 18 августа 1868 года [7].
 
Но к покупке земель архимандритом Антонином петербургские власти, в лице Азиатского департамента МИДа, а также и Синода, относились неблагожелательно. Приобретения архимандрита Антонина шли вразрез с государственной политикой России того времени – «сохранения статус-кво над святыми местами». Абсурд ситуации заключался в том, что в то же время католики и протестанты приобретали для себя всё, что только возможно, не беспокоясь особо тем, выходят ли они из дипломатических границ. Такое отношение столицы, естественно, вызывало справедливое возмущение и удивление о. Антонина. Странная ситуация получалась, все исповедования покупали земли в Палестине, а Россия, стремившаяся к покровительству Православия и к укреплению своих позиций, отрицательно смотрела на это из-за некоторых сомнительных дипломатических опасений [8].
 
Как бы там ни было, через некоторое время после покупки, на участке появились хозяйственные постройки, дом, который использовался как паломнический приют, и где любил бывать о. Антонин,  выкопан бассейн и колодезь для воды. Также были насажены плодовые (апельсины, лимоны, маслины, гранаты, смоквы) и декоративные (кипарисы, эвкалипты, сосны) деревья. Размер земли, купленный в Яффе, равнялся 33.750 кв.м., цена 2.800 франков [9]. С южной стороны был куплен еще небольшой надел за 180 франков.
 
Дом, построеный о.Антонином на русском участке в Яффо, использовавшийся как приют для поклонников
Дом, построеный о.Антонином на русском участке в Яффе,
использовавшийся как приют для поклонников.

 
Именно этот участок местное предание связывало с местом упокоения св.прав.Тавифы. Архимандрит Антонин с помощью иерусалимского архитектора Конрада Шика [10] нашел место в саду, где при раскопках была обнаружена гробница праведницы с хорошо сохранившейся мозаикой византийской эпохи V-VI веков.
 
Часовня над гробницей прав.Тавифы, обустроенна еже архимандритом Антонином
Часовня над гробницей прав.Тавифы,
обустроенная еще архимандритом Антонином (Капустиным)

 
Русские паломницы в гробнице прав.Тавифы
Русские паломницы в гробнице прав.Тавифы.
Мозаичный пол византийского периода.

 
Появление русского участка в Яффе имело большое значение для русских паломников того времени. Теперь, прибывающие к святым местам поклонники, могли воспользоваться русским подворьем, где получали все необходимое по символическим ценам, где их встречали  на родном языке. Этот факт отмечается в воспоминаниях Василия Николаевича Хитрово «Путешествие в Палестину».
 
«Несколько поворотов вправо и влево, несколько всходов наверх, спусков вниз и мы у дома, с высеченным в стене крестом. Дверь отворилась, двор окруженный комнатами, наружная лестница наверх, еще двор, оказавшийся плоской крышей нижних построек, несколько дверей из выходящих на него комнат. Добро пожаловать, вы в Яффском русском подворье.
 
Да если бы даже этого не проговорил ломанным русским языком, араб смотритель дома, то эта стоящая в дверях богомолка в черном платье и платке на голове, этот самовар, который виднелся на столе в другой комнате, все это напоминало хорошо знакомые картины далекой родины» [11].
 
Вот как описывался русский участок в Яффе в Акте об учреждении вакуфа [12] архимандритом Антонином от 12 сентября 1889 года:
 
«<6> Яффа
 
Весь участок, известный под названием «Дарбатейн Табита» (Два переулка Тавифы), находящийся за пределами Яффы, составляющий часть ее южных земель, расположенный среди развалин общественного водоема, названного «Себиль-аль-Шифа», состоит из двора и сада.  На дворе находятся: колодец, резервуар, «финде» («финде» - особое выражение яффских садоводов, означающее деревянную конструкцию, которая поддерживает колесо колодца), железное колесо, дом (две комнаты и коридор в нижнем этаже и четыре комнаты и коридор – в верхнем), три смежные с домом комнаты на южной стороне, с отдельным входом, большая конюшня и помещение, предназначенное для складирования соломы и ячменя, прилегающие к упомянутому дому с восточной стороны, три смежные комнаты в упомянутой конюшней на восточной стороне, большая комната со стенами из дерева и кирпича, расположенная между резервуаром и колодцем, кухня, расположенная напротив упомянутых трех комнат, находящихся на северной стороне. В саду есть различные деревья, механизмы для полива деревьев, ограда из живых кактусов, которая окружает сад с четырех сторон.
 
Границы:
 
Границы описываемого «байара» (сада) со всеми его постройками таковы: на юге – проселочная дорога, на которую выходят двое ворот, которые ведут в упомянутый сад, и жилища негров. На востоке – сад Джириеса Даббаса, православного. На севере – виноградник приюта господина нашего, друга Божия, Шейха-эль-Бакри, который (виноградник) является собственностью покойного Ассажа Мансура. На западе –проселочная дорога.
 
Основание и происхождение:
 
Описываемый сад куплен учредителем вакуфа, что подтверждается копией ходжета, зарегистрированного в шариатском суде Яффы, причем оригинал хафсета датирован 24 Джемази-ль-Евел 1290, а копия скреплена подписью и печатью бывшего судьи Мохаммеда Решида-эль-Аттара их Дамаска. Строительство зданий и посадка деревьев были осуществлены им на его собственные средства.
 
Все права на земли, дороги и сооружения всего вышеперечисленного, равно как и то, что может быть к этому присовокуплено, включены в вакуф, который учрежден на основании подлинных документов и является безупречным с точки зрения законности, вакуф безукоризненный и обязательный для соблюдения, где имя никогда не исчезнет и ни одна черта не прейдет, но, напротив, с прошествием времени он (вакуф) будет прочнее и крепче и будет длиться во веки веков, пока Господь, лучший из наследников, не наследует землю и все, что на ней [13]».
 
Здесь стали формироваться караваны паломников, шедшие в Иерусалим через селения Рамле, Лидду [14] и Абу Гош в сопровождении охраны и представителей Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, а с 1882г. и Императорского Православного Палестинского Общества.  Скоро вся эта земля с восточной стороны от Яффы превращается в цветущий сад – одно из красивейших мест в городе, и Яффский участок считается одним их самых благоустроенных и красивых владений  Русской Духовной Миссии. Архимандрит Антонин любил это место и часто проводил здесь время в летние месяцы и даже соорудил здесь «модель Голгофы» – большой насыпной холм, повторяющий масштаб и общие очертания археологически реконструированной ученым подлинной Голгофы [15].
 
"Голгофа" архимандрита Антонина
"Голгофа" архимандрита Антонина.

 
27 марта 1884 года в Яффу был доставлен на пароходе «Корнилов» большой колокол весом 308 пудов, 2 метра и 13 см диаметром, пожертвованный членом Православного Палестинского Общества Соликамским купцом А.В.Рязанцевым и предназначенный для русского Спасо-Вознесенского храма на Елеонской горе. В августе 1884 года этот колокол, благодаря материальной помощи графини О.Е.Путятиной, был перевезен с пристани в русский сад в Яффе близ могилы св. Тавифы. Далее его предстояло везти на Елеон. Наши усердные паломники тащили его на себе!
 
«И вот, - писал архимандрит Антонин, - 105 человек (на две трети женщины) спешно прибыли в Яффу и принялись за дело. Благодаря общему воодушевлению, в течении 7 дней колокол, несмотря на тысячу затруднений, был благополучно доставлен (на руках!) в наши постройки. 5 февраля вечером ему была восторженная встреча, поднявшая на ноги весь город. Затем вся масса паломников взялась тащить колокол на Святой Елеон, к месту его назначения» [16].
 
Конечно же О. Антонин хотел видеть  храм и на участке в Яффо. В 1884 году началась переписка с Петербургом по вопросам постройки на русском участке в Яффо церкви. Отец Антонин заводит дело о постройке церкви и пытается получить фирман от султана. Но дело, как это было обычно при постройке им других храмов на Святой Земле, получает препятствия со стороны турецких властей. Вот что пишет архимандрит Антонин в св. Синод Русской Православной Церкви от 28 октября 1885 года:
 
«3) Предполагаемая, по желанию блаженной памяти Графа Е.В.Путятина и других христолюбцев, в Яффе – древней Иоппии – русская церковь имеет быть воздвигнута внутри садов Яффских на приобретенном мною в 1869 году покупкою участке земли, носящем с незапамятных времен имя св. Тавифы, там, надобно думать, погребенной. Дело о сей церкви заведено мною через посредство Императорского Посольства нашего в Константинополе в начале минувшего 1884 года, - по требованию его удостоилось 16 июня того же года Патриаршего согласия, разрешено, в декабре того же года, Яффским меджлисом и здешним губернатором, но доселе не доведено до конца – не санкционировано Султанским фирманом» [17].
 
Церковь во имя святого апостола Петра и праведной Тавифы в Яффе была заложена архимандритом Антонином только через 3 года после послания прошения на постройку - 6 октября 1888 года в присутствии великих князей Сергея и Павла Александровичей и великой княгини Елисаветы Федоровны. Об основании храма в Яффо пишет в своем дневнике от 6 октября 1888 года архимандрит Антонин (Капустин):
 
«…Приготовленные камни, известь и все прочее. Принесены требник, фелонь, святая вода. В 9.00 часов сказали: «Идут!». Поздоровавшись с ИХ ВЫСОЧЕСТВАМИ я облачился (Великий князья Сергий и Павел и Великая княгиня Елисавета Федоровна (прим. П.Платонова) и  начал читать молитвы и ектении настолько бегло, чтобы не утомилось внимание ВЫСОКОЙ публики. Последнюю молитву прочел уже в самом рву коленопреклонно, наименовав имеющее быть здание Церковью Святых первоверховных апостолов ПЕТРА и ПАВЛА и св. прав. ТАВИФЫ. Господь да благословит, помимо моих беззаконных и грешных рук воздвигаемый нерушимый и вечный памятник преславного события – воскрешения последней первым из апостолов! Последуя мне оба великие КНЯЗЬЯ и великая княгиня собственноручно положили на соновный камень лопаткою извести, а в выдолбленное в нем углубление несколько монет, в том числе и золотой полуимпериал текущего 1888 года, тоже сделали потом и лица свиты ИХ ВЫСОЧЕСТВ. Затем при пении тропаря: «Спаси Господи люди Твоя…» накрыли камень другим и немедленно забутили место... Я, разоблачившись, поблагодарил августейших свидетелей и участников закладки, пожелал ИМ всякого блага и от тука земли, и от росы небесной, в том числе – долголетней жизни многочисленного потомства, на славу и украшение Православной Церкви. Аминь.» [18].
 
Строительству храма помогали итальянские мастера [19] и местные жители [20], иконы бесплатно написал художник А.З. Ледаков в 1889 году, но из-за недостатка средств строительство затягивалось.
 
Белый иконостас храма был пожертвован в честь 50-летия ученой деятельности архимандрита Антонина и к 25-летию его служения на Святой Земле от Императорского Православного Палестинского Общества [21], о чем свидетельствуют знаки Общества в нижней части иконостаса и письмо помощника председателя ИППО М.П.Степанова начальнику Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандриту Антонину (Капустину):  
 
«Ваше Высокопреподобие, Глубокоуважаемый отец Антонин,
 
Иконостас для строящейся Вами церкви в доме св. Тавифы в Яффе, который Вы благосклонно изволили принять как поднесение Императорского Православного Палестинского Общества в память Вашего 25-летнего пребывания в Святом Граде, окончен и сегодня отправлен в Яффу на имя  Вл.Н.Тимофеева [22] для передачи его Вам.
 
Следующие к оному иконы, которые пишутся художником А.З.Ледаковым [23], будут по мере их приготовления также доставляться Вам в Яффу.
 
Испрашиваю Вашего благословения и поручая себя заступничеству молитв Ваших, остаюсь искренне Вам преданный и сердечно уважающий и проч. [24]
 
Спустя восемь месяцев, 3 декабря 1891 года М.П.Степанов пишет отцу Антонину еще одно письмо:
 
«Ваше Высокопреподобие, Глубокоуважаемый отец Архимандрит,
 
1. Почтенное письмо Ваше от 24 октября с.г. имел я искренне удовольствие получить и спешу сообщить Вам, что, согласно выраженному Вами желанию, Совет Общества постановил просить Вас не отказать принять от имени Общества 200 сер. На сооружаемую Вами  в Яффе церковь. О передаче подарка Вам уведомлен Н.Гр.Михайлов. Нынешний неурожайный год сильно должен отразиться на доходах Общества, что прошу Вас принять в соображение при относительной скудности нашего пожертвования» [25].
 
Иконостас, подаренный Императорским Православным Палестинским Обществом о.Антонину
Центральный придел, посвящен веригам апостола Петра.
Иконостас, подаренный
 Императорским Православным Палестинским Обществом о.Антонину

 
Неизвестен, к сожалению, архитектор проекта. Российский ученый палестиновед Н.Н. Лисовой предполагает, что по архитектурному решению храм ближе к Свято-Троицкому собору Русской духовной Миссии в Иерусалиме архитектора М.И. Эппингера.
 
Освящена церковь была 16 января 1894 года патриархом Иерусалимским Герасимом в сослужении митрополита Петра Аравийского и архиепископа Иорданского, а также архимандрита Антонина.
 
Колокольня храма, освященного во имя. Св ап.Петра и прав.Тавифы, является самой высокой точкой Яффы и видна со всех сторон.  «Очень высокая колокольня церкви видна далеко с моря, а равным образом и с поезда железной дороги» [26]. Строительство колокольни  Яффской церкви к моменту ее освящения еще не было завершено. В своем Духовном завещании, продиктованном Императорскому Российскому Генеральному Консулу в Иерусалиме Сергею Васильевичу Арсеньеву, от 19 марта 1894 года, архимандрит Антонин (Капустин) дал особые распоряжения относительно Яффской церкви:
 
«6.) Денежные суммы на руках у Одесского уполномоченного Палестинского Общества Михаила Ивановича Осипова, по его последнему заявлению, находятся в количестве пяти тысяч шестисот девяносто одного рубля девяти коп. Ему же сделаны заказы, в счет этой суммы, решетки для балконов колокольни Русской церкви в Яффе, пирамиды и  креста с яблоком для той же колокольни и громоотвода. Все, что потребуется для окончания Яффской церкви, завещаю брать из этой суммы, обращаясь с заказами к Г.Осипову…9.) Упомянутая в шестом пункте сумма, находящаяся на руках у Г.Осипова, может быть вся истрачена, буде потребуется, на окончание расчетов по постройке Яффской церкви и строящегося при нем домика» [27].
 
Храм во имя св.ап.Петра и прав.Тавифы
Храм во имя св.ап.Петра и прав.Тавифы.

 
Яффский участок, за счет разнообразия и изобилия на нем фруктовых деревьев приносил годовой доход, практически покрывающий все годовые расходы на его содержание, чего нельзя было сказать об участках Русской Духовной Миссии в Иерихоне, на Елеоне и в Горней:
 
« I. Имение близ Яффы
 
Доход в год
 
4.000 франков, получаемых главным образом от продажи апельсинов и маленьких зеленых лимонов. Первых собирают около 120.000 штук и продают по 35-40 франков за тысячу яффского счета, который содержит в себе 1.500 штук, т.е. на сумму 2.800-3.200 фр. Вторых около 12.000 – на сумму 200-240 фр.
 
Мелких доходов – франков на 600.
 
Расходы в год
 
1)      Полное содержание четырех мулов и двух ослов…………………….1800 фр.
2)      Главному садовнику 1/6 часть доходов, что иногда составляет …700 фр.
3)      За окапывание деревьев……………………………………………………400-500 фр.
4)      За навоз…………………………………………………………………………150-200 фр.
5)      Сторожу до…………………………………………………………………..150 фр.
6)      Общему смотрителю за садом не менее………………………………..300 фр.
7)      Смотрительнице за приютом поклонническим…………………………550 фр.
8)      Поправки по хозяйству………………………………………………………..200 фр.
9)      Уплата верги [28] и на школы Турецкому Правительству за почву по переоценке 1305 г. (1889 г.) – 280 пиастров, т.е…………………………………………………53 франка
 
 Итого: 4.420-4.570 фр.
 
Когда о.Антонин купил это имение в 1868 г., то оно представляло собою голое скалистое место.  Он заплатил за него 2.800 франков. Турецкою властью в 1305 (1889) году почва и деревья оценены в 50.000 пиастров, т.е. 11.250 фр., а постройки (церковь в оценку не вошла) в сумму 26.000 пиастров, т.е. 5.850 фр.
На самом же деле в нынешнее время дома могут быть оценены в 50.000 франков; а все остальное  - в 150.000 франков, кроме церкви, на которую истрачено немного более 60.000фр» [29].
 
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001126850926 (ВАША ПОМОЩЬ НАШЕМУ САЙТУ)

Категория: Мои статьи | Добавил: simvol-veri (23.02.2009) | Автор: GLEB

Просмотров: 6732 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.9/7 |
Всего комментариев: 1
1  
Церковь была построена на участке, приобретённом при участии архимандрита Антонина в 1868 году. Еще до строительства церкви на купленной земле был построен странноприимный дом для православных паломников, прибывавших в Палестину через порт Яффа, выкопан колодец, посажены плодовые (апельсины, лимоны, маслины, гранаты, смоквы) и декоративные (кипарисы, эвкалипты, сосны) деревья.[1]

Как правило, маршрут таких паломников лежал в Иерусалим через селения Рамле, Лод и Абу-Гош в сопровождении охраны и представителей Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, а с 1882 года и Императорского Православного Палестинского Общества. Значимость пристанища для паломников еще более увеличилась после открытия Яффо-Иерусалимской железной дороги.

В строительстве храма, начатом в 1884 году, принимали участие итальянские мастера и местные жители, иконы писал художник и критик А. З. Ледаков. 16 (28) января 1894 года церковь была освящена патриархом Иерусалимским Герасимом в сослужении митрополита Петра Аравийского и архиепископа Иорданского, а также архимандрита Антонина.[1]

За прошедшее столетие храм, как и прочие здания подворья, обветшали. Активные восстановительные работы начались в 1995 году. В первую очередь был отреставрирован настоятельский дом; дорожка к храму была вымощена камнем. Внешняя реставрация храма была завершена полностью в феврале 1996 года. Окончание работ в зданиях относится к 2000 году. В настоящее время ведётся облагораживание территории[2].


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рейтинг@Mail.ru