Приветствую Вас Гость!
Вторник, 26.09.2017, 21:14
Главная | Регистрация | Вход | RSS
Новая страница 4

Форма входа

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Крестоносцы
Несмотря на то, что Иерусалим за год до этого, летом 1098 года, пережил очередную смену власти: фатимиды (династия халифов из Египта) захватили Иерусалим у сельджуков, (персидская династия тюрков, принявших ислам), и связанные с этим разрушения и невзгоды, в городе было достаточно продуктов и воды.

Однако, зная о приближении крестоносцев, запасы продовольствия были увеличены, укреплены крепостные стены и построены новые сторожевые башни. Колодцы в окрестностях Иерусалима были отравлены, посевы уничтожены, а лес вырублен, чтобы лишить крестоносцев возможности построить осадные машины. Все христиане, проживающие в городе были выселены, а евреев собрали в еврейском квартале.

Передовые отряды крестоносцев, поднявшиеся 7 июня 1099 года на гору Наби Самуэль, увидели купола церквей и стены города. Это были не те стены, которые мы можем видеть сегодня, сегодняшние были построены значительно позднее, но и то, что крестоносцы увидели, было довольно внушительным. Однако общий энтузиазм и уверенность в защите свыше были настолько велики, что особого беспокойства это не вызвало, и радости не было предела. Так и осталось название этой горы - Мон Жуа - Гора Радости. Позднее на этом месте была построена церковь пророка Самуила (Шмуэль Ха-Нави, он же - Наби Самуэль в исламе).

Христиане, жители Иерусалима, изгнанные из города, присоединились к армии крестоносцев и принесли им дополнительные сведения. Это помогло крестоносцам лучше разобраться в ситуации. Не было никакой возможности штурмовать город со стороны отвесных склонов реки Кедрон и долины Гай бен-Гееном. Единственный въезд в город с севера (со стороны сегодняшней Рамаллы) тоже был надежно защищен.

Тогда крестоносцы разделили свои силы: часть армии стала у Дамасских ворот (шаар Шхем), другая, во главе с Танкредом, героем средневековой поэзии, стала на северо-западе от города, напротив башни Голиафа. Командир французов Раймон из Сент-Жизель вместе с Готфридом Бульонским встали на горе Сион. Все ждали чуда – Всевышний должен был открыть им Иерусалим.

После 5-дневной подготовки, проходившей в стычках с мусульманами, защитниками города, крестоносцы приняли решение атаковать Иерусалим с севера, со стороны въезда в город. Но в армии не нашлось никакого специального оборудования для взятия крепостных стен! Только у Танкреда была заготовлена лестница, и он первым взобрался на крепостную стену.

Мусульмане без труда сломили эту атаку, и армия крестоносцев вынуждена была отступить. На совете решили держать осаду обычным способом, хотя шансы на успех были минимальные. Неожиданно нашёлся большой запас древесины, которую спрятали защитники города. Но радость оказалась преждевременной. Во всей армии не нашлось ни одного плотника, умеющего строить осадные машины. Тем временем положение атакующих стало ухудшаться. Кончались запасы воды, и они начали собирать утреннюю росу.

17 июня в армию крестоносцев пришло радостное известие: в Яффский порт пришел флот из Генуи. Среди прибывших были специалисты, которые немедленно приступили к строительству осадных башен. Вскоре три осадные башни возвышались над стенами города. Они были защищены металлическими щитами и кожами, вымоченными в уксусе, предохраняющем башни от греческого огня. По случаю окончания строительства был объявлен 3-дневный пост, после которого началось торжественное шествие вдоль крепостных стен.

Крестоносцы шли под палящими лучами солнца босиком с непокрытыми головами. Возглавляли шествие священники с хоругвями и картинами святых. Удивленные мусульмане наблюдали со стен за происходящим, всячески насмехаясь, время от времени, пуская стрелы в сторону странной процессии. Но и на этот раз чуда не произошло, не помогли ни хоругви, ни картины с ликами святых.

14 июня на рассвете, под прикрытием воинов, осадные башни приблизили к стене. Начался бой. Он продолжался весь день. К вечеру пострадала осадная башня на горе Сион, позже вышли из строя и две другие башни. Атакующие вновь вынуждены были отступить.

На следующий день бой разгорелся с новой силой. В 9 часов утра, как сообщают очевидцы, в тот час, когда был распят Иисус Христос, один из атакующих сумел взобраться на стену. Готфрид Бульонский последовал за ним. Следом взобрался Танкред, и вскоре защитники города были сброшены со стены. Они начали отступать к Храмовой горе. Но преимущество было очевидным, и армия крестоносцев ворвалась в город.



Танкред и Эрминия. Н. Пуссен
Танкред во время штурма Иерусалима вступил в бой с Аргантом, египетским посланником в этом городе. Аргант был убит, а Танкред тяжело ранен. Эрминия, дочь бывшего царя сарацин Антиоха, влюбленная в Танкреда, была приведена на место боя Вафрином, оруженосцем рыцаря. Обезумевшая от горя, она сняла с помощью Вафрина доспехи Танкреда, осмотрела его раны и перевязала своими густыми волосами, которые отрезала мечом.

Упоение победой было так велико, а обида за несостоявшееся чудо столь болезненна, что ворвавшиеся в город крестоносцы устроили невиданную резню. Кони всадников ступали по щиколотку в крови. Евреи, спрятавшиеся в синагоге, были сожжены заживо, а немногие из оставшихся в живых были проданы в рабство. Вот, что пишет участник этих событий: «Некуда было уйти от трупов. Части тел валялись повсюду, и кровь заливала землю. Ужас вызывали не только растерзанные тела, но и сами убийцы, вымазанные в крови от ступней ног до макушки».

Вскоре, около Гроба Господня собрался совет. Была прочитана благодарственная молитва, и состоялись выборы властелина города, получившего имя «Защитника Гроба Господня». Им стал знатный рыцарь Готфрид Бульонский. В последствии его брат Болдуин Лотарингский был объявлен первым Королем Иерусалимского королевства.

Какие преимущества были у Готфрида и его брата по сравнению с другими, трудно сказать, но есть одна деталь, проливающая неожиданный свет на это событие. Их общий предок, славный рыцарь, племянник Карла Великого, Роланд, герой французских сказаний «Песнь о Роланде» перед погребением был помещен «между крестом и филактериями».



Похороны Готфрида Бульонского. Э.Кибот


Как известно, филактерии – слово греческое, это то же самое, что и тфилин на иврите. Оба эти слова означают амулет, в виде небольшой кожаной коробочки, в которую сложены, написанные на пергаменте тексты из ТАНАХа. О филактериях сказано: "И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими" [Втор. 6:8]. Этот религиозный обычай был принят иудаизмом еще во времена Второго Храма, но в походной сумке франкского рыцаря они выглядели по меньшей мере странно.

Кроме того, права семейства Готфрида Бульонского на трон Иерусалимского королевства были признаны более основательными потому, что согласно утверждению - он происходил из колена Биньямина, младшего сына Якова, которому при разделе земли Израильской между коленами и достался Иерусалим!

Крестоносцы объявили Иерусалим столицей Латинского государства, и вскоре жизнь в городе потекла своим обычным чередом. Новая власть способствовала притоку паломников из Европы, присутствие которых обогащало город и давало стимул к процветанию. В своих записях паломники отмечали красоту зданий, порядок и многолюдность городских улиц. Население города в 1170г состовляло порядка 30 тыс. человек разных племен и народов Азии и Европы.

Иоанн из Вирцбурга свидетельствует: «Здесь (в Иерусалиме) есть греки, болгары, итальянцы, немцы, венгры, шотландцы, бретанцы, англичане, французы, богемцы, грузины, армяне, якобиты, сирийцы, несторианцы, индийцы, мароны и многие другие». Даже с мусульманами в то время отношения улучшились, и им было разрешено посещать святые для ислама места.

Обосновавшийся на Храмовой горе рыцарский орден тамплиеров (храмовников, полное название – «Бедные рыцари Христа и Соломонова храма») превратил мечеть Омара в Храм Господа, а мечеть Аль-Акса стала храмом Соломона. В подземных залах мечети, сохранившихся со времен разрушенного римлянами храма, тамплиеры устроили конюшни и держали там своих лошадей. Эти залы они называли «конюшнями царя Соломона».

При госпитале св. Иоанна Милостливого, основанного незадолго до I-го крестового похода около Церкви Гроба Господня богатым купцом Мауро (Мавр) из Амальфи в качестве приюта для паломников, Жерар де Торн организовал монашеское братство иоаннитов, превратившееся впоследствии в могущественный военно-монашенский орден госпитальеров. Паломники из Европы обеспечивались охраной, лечением, жильем и едой в многочисленных гостеприимных домах и госпиталях, построенных орденом на Святой земле. Кроме этого, в обязанность иоаннитов-рыцарей входила борьба с неверными, что предполагало участие ордена во всех военных походах и оборону государств крестоносцев, образованных на Востоке.

При всём при том размеры самого Латинского государства менее, чем через 100 лет после его образования, заметно сократились. В 1187 г Саладин (Салах-ад-Дин Юсуф ибн Эйюб, 1138 - 1193), основатель династии Айюбидов разгромил армию крестоносцев и изгнал их с большей части Святой земли. В руках крестоносцев остались несколько городов, среди которых и Иерусалим.

4-го сентября 1187г, когда Саладин захватил Ашкелон, явилась к нему делегация жителей Иерусалима, на многое уже не расчитывавших. В тот же день случилось полное солнечное затмение, считавшееся очень плохим предзнаменованием. Тьма повисла над Ашкелоном, и обеим сторонам осталось только гадать, кому предназначалось это небесное знамение?

Решение султана было неожиданностью для христиан. Саладин предложил им не только оставаться в городе, но и продолжать возводить крепостные стены – работу, начатую незадолго до этого. Мало этого, он оставил в их власти территорию в радиусе 15 км вокруг города и обязался поставлять им продукты питания. И всё это до лета следующего года. К тому времени крестоносцы должны будут вернуться в свои страны. Но иерусалимская делегация решила, видимо, что тьма накрыла мусульман в день их торжества неспроста, и отклонила все предложения султана. Оставлять город они не хотели и уповали на чудо. Султан в ответ на это пообещал, что "раз ему не удается взять Святой город милосердием, которое так ценят христиане, он добъется своего мечом".

По началу, казалось, что небеса благоволят защитникам города. С разрешения Саладина приехал в Иерусалим спасать свою жену, бывший лорд Наблуса (Шхема) франкский рыцарь Балиан Ибелинский (1131 – 1192), обещавший султану не воевать против него и задержаться в городе не более одной ночи. Но патриарх Иерусалима снял с рыцаря эту клятву, убедив, что оставив Иерусалим, он покроет себя и своих потомков несмываемым позором. Балиан не довольствовался заверениями патриарха и обратился к Саладину. Оно рассказал султану об обстоятельствах, вынуждающих его остаться в Иерусалиме и отказаться от своей клятвы. Вместе с тем, он просил разрешения вывезти из города жену, греческую царевну Марию Комнину. Султан оценил благородство рыцаря, и Мария благополучно выехала из Иерусалима. Балиан-же возглавил христианское войско, состоявшее из "двух рыцарей и нескольких сотен мужчин и подростков старше 16 лет, способных держать в руках оружие". Создавшуюся ситуацию он оценивал так: "Или случится чудо, или – бойня."

Тысячи воинов Саладина с нетерпением ждут, когда тяжёлые требюше (камнемёты с противовесом) пробьют брешь в крепостной стене Иерусалима. (кадр из фильма "Царство небесное")

В середине сентября Салах-ад-Дин поставил свой шатер на Масличной горе и приказал начать подкоп крепостной стены у Кедронского потока. Ливень стрел, который обрушился на воинов Аллаха, не остановил их, и вскоре часть стены обвалилась, открыв внушительную брешь. Стало ясно, что чуда не будет, и сдача города неминуема. Балиан с согласия патриарха в одиночку и безоружным отправился на переговоры с Саладином. На этот раз султан был менее уступчив и напомнил рыцарю, что поклялся завоевать город мечом. В ответ Балиан объяснил, что защитники поклялись воевать до последнего и сжечь не только мусульманские святыни, мечети Омара и Аль-Акса, но и всё своё имущество, не оставив неприятелю ни на грош военной добычи. Такое заявление поколебало решимость султана, и он согласился на торг: за 30 тыс безант (золотая монета) он обещал выпустить из города 7000 неимущих жителей. Остальным был назначен индивидуальный выкуп: 10 безант с каждого мужчины, 5 – с женщины и 1 – с ребенка. 40 дней – на сбор денег. Все, оставшиеся в городе после назначенного срока, будут проданы в рабство. Брать с собой разрешалось всё, что человек мог вынести на себе. Мусульманам в этот 40-дневный период разрешалось свободно заходить в город, чтобы при желании могли выкупить у христиан их имущество.

По истечению 40 дней три большие группы крестоносцев под охраной воинов Саладина оставили город: во главе одной из них были тамплиеры, вторую возглавляли монахи иоанниты (госпитальеры), во главе третьей был Балиан Ибелинский. Всех христиан, оставшихся в городе, мусульмане вывезли в Дамаск на невольничий рынок. Символы почти 100-летней христианской власти в городе старательно ликвидировались: золотой крест с купола тамплиерского Храма Господа (мечеть Омара) сбросили на землю и волочили по улицам, разбивали колокола в церквях, освящали старые мечети – их окуривали благовониями и обмывали розовым маслом. В очередной раз Иерусалим менял свой облик - переходил в мусульманство.


Источник: http://ru.local.co.il
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001126850926 (ВАША ПОМОЩЬ НАШЕМУ САЙТУ)

Категория: Мои статьи | Добавил: simvol-veri (22.02.2009) | Автор: GLEB

Просмотров: 1999 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Рейтинг@Mail.ru